Если ушиб затылок головы

Что делать дальше?

С пострадавшим необходимо обращаться максимально осторожно – не перемещать его резко, укрывать солнечных лучей, давать высыпаться. После того, как будет возможность добраться в больницу, обязательна консультация у врача.

Избегать посещения больницы не стоит – отказ от лечения и небрежное отношение к своему здоровью отнюдь не будет способствовать выздоровлению, а последствия после удара по голове – могут принести массу осложнений.

Без должного лечения пациенты могут в дальнейшем страдать мигренями, метеозависимостью, быстрой утомляемостью.

При возникновении травмы, даже если была правильно оказана первая помощь, врачи рекомендуют вызывать скорую помощь и доставить больного в ближайшее лечебное учреждение, где есть возможность сделать компьютерную томографию головного мозга. Только при помощи этого вида диагностики можно четко дать ответ, каковы повреждения головного мозга и насколько они серьезны. Обычно врачи направляют ургентных пациентов в нейрохирургическое отделение или травматологию.

Если нет возможности воспользоваться таким видом помощи, необходимы хотя бы рентген черепа, осмотр офтальмолога и проведение эхоэнцефалографии, которая поможет подтвердить или опровергнуть наличие внутричерепного кровоизлияния. Для того чтобы установить четкую локализацию гематомы, нужно обращаться в специализированное медицинское учреждение. Обычно туда дают направление из клиники, куда привезли пациента.

Если голова начала болеть после удара, важно обратиться к доктору, так как такой симптом может говорить о сотрясении мозга, сосудистом разрыве или внутренней гематоме. Первым делом нужно проверить, как пострадавший реагирует на окружающую его обстановку.

Головные боли после получения травмы опасны для человека тем, что они могут спровоцировать смерть. По этой причине люди, работающие на производстве или которые строят дома, должны обязательно ходить в касках. Что же делать, если травма случилась, и человек страдает от головной боли?

Голова может начать болеть из-за разных ситуаций. Например:

  1. Человек упал и ударился головой;
  2. В голову другим человеком был запущен твёрдый и тяжёлый предмет или камень;
  3. Если по голове пострадавший получил битой;
  4. Человек получил травму головы из-за дорожно-транспортного происшествия;
  5. Нанесённая травма во время драки между несколькими людьми;
  6. Если потерпевшего специально избили.

Если человек получил удар в голову, может возникнуть обширная гематома. В тяжёлых случаях может возникнуть сильное кровотечение, особенно если удар произошёл в область лба. Часто падение и травмирование головы приводит к сотрясению мозга. Из-за этого пострадавший может потерять сознание, память. Сотрясение может привести к проблемам с психикой.

Основные симптомы ушиба головы

Симптоматика ушиба головы укладывается в 3 основных синдрома:

  1. Общемозговой
    , связанный с неспецифической реакцией мозга на травму.
  2. Локальный
    , зависящий от непосредственного места повреждения головного мозга (наиболее опасными считаются травмы, затрагивающие продолговатый мозг, т.к. в нем находятся центры регуляции дыхания и сердечной деятельности).
  3. Менингеальный
    , обусловленный раздражением мозговых оболочек.

Общемозговые симптомы имеют место при ушибе любой степени тяжести. Их наличие и связь с травмирующим фактором позволяют врачу выставить предварительный диагноз.

К этим симптомам относят:

  • разлитые боли в голове;
  • тошнота, обуславливающая рвоту;
  • головокружение;
  • сниженное внимание;
  • ослабление памяти вплоть до ее потери на некоторые события.

Появление менингеальных симптомов указывает на тяжелое поражение мозга. Прогностически этот синдром не очень благоприятен.

На него указывают:

  • сильная головная боль;
  • напряженность мышц затылка и спины;
  • неоднократная рвота, после которой не наступает облегчение, и т.д.

Локальная (очаговая) симптоматика позволяет произвести топическую диагностику, т.е. предположить, в какой доле мозга находится патологический очаг.

Так, при ушибе затылка головы страдают зрительные функции. Это связано с тем, что в затылочной доле заканчивается периферический нервный путь от глазных яблок и происходит переключение на центральный.

Поэтому у человека может появляться временная слепота, двоение в глазах и другие офтальмологические признаки.

Их следует дифференцировать от аналогичных симптомов, но связанных с непосредственной травмой глаза, которая приводит к отслойке сетчатки. Пациенту с ушибом затылка головы необходима дополнительная консультация окулиста.

Очаговая симптоматика при ушибе лобных долей тоже имеет характерную картину:

  • бессознательное состояние сменяется психическим и двигательным возбуждением;
  • спутанное сознание;
  • агрессия;
  • эйфоричность и неправильная оценка своего состояния;
  • снижение критики и т.д.

Ушибы головы условно классифицируются на 3 степени, определяя тяжесть состояния человека и дальнейший его прогноз.

Легкое повреждение

характеризуется следующими критериями:

  • Потеря сознания, длящаяся не больше нескольких минут;
  • Быстрое его восстановление без вспомогательных методов;
  • Общемозговые симптомы превалируют над очаговыми;
  • Непроизвольные движения, совершаемые глазными яблоками;
  • Иногда может снижаться чувствительность и двигательная активность в противоположной стороне туловища относительно стороны повреждения мозга (этот симптом более характерен для среднетяжелого ушиба, но может встречаться и при легком);
  • Регрессирование клинической симптоматики и морфологических изменений занимает 2-3 недели. Остаточных изменений практически не наблюдается.

Среднетяжелый ушиб

мозга сопровождается выраженным нарушением общего состояния.

Его признаками являются:

  • Более длительная потеря сознания – до 2-4 часов;
  • Сознание оглушено в течение нескольких часов, максимум до 24 часов;
  • Умеренно выражены общемозговые симптомы;
  • Имеются проявления менингеального синдрома;
  • Очаговая симптоматика – потеря речи, извращенная чувствительность, невозможность нормально двигать конечностями правой или левой стороны, учащение дыхания и другие.

(тяжелая степень) представляет серьезную угрозу жизни.

Он может сопровождаться коматозным состоянием, сохраняющимся в течение нескольких суток. У этих пациентов имеются нарушения в работе дыхательной и сердечно-сосудистой систем, которые требуют медикаментозной и аппаратной коррекции. В противном случае наступает смерть.

Другими признаками тяжелого ушиба являются:

  • Потеря памяти на события, которые предшествовали травме;
  • Зрительные нарушения;
  • Двигательное беспокойство;
  • Повышенная психическая возбудимость и т.д.

Ушиб мягких тканей головы, который не сопровождается повреждением головного мозга, серьезной опасности для человека не представляет.

Это довольно распространенное состояние, которое может быть получено от удара тупым предметом по голове, при этом целостность кожных покровов не нарушается. Чаще всего встречается у спортсменов, но может быть и в быту.

Шишка на голове при таком ушибе является ведущим симптомом. Она появляется в месте, где был нанесен удар. При ее ощупывании отмечается болезненность. На коже могут быть незначительные ссадины, но как такового дефекта эпителия нет.

Шишки являются результатом 2 взаимообуславливающих процессов:

  • Кровоизлияния в ткани из-за механического разрыва сосудов;
  • Отечности из-за выхода плазмы в окружающие ткани.

Обычно какого-либо специфического лечения при ушибе головы не требуется. Непосредственно после получения травмы рекомендуется приложить лед к ушибленному месту. Это приведет к спазмированию сосудов и уменьшению кровоизлияния.

В последующем для ускорения рассасывания рекомендуются согревающие физиотерапевтические процедуры (УВЧ, электрофорез). Если гематома головы после ушиба массивная, то может потребоваться хирургическое лечение, состоящее из двух этапов:

  1. Вскрытие гематомы (на коже под обезболиванием делается разрез);
  2. Обработка полости кровоизлияния и дренирование (введение специальных трубочек, по которым будет осуществляться отток содержимого и при необходимости введение антисептиков).

В некоторых случаях гематомы мягких тканей могут нагнаиваться (причем это не зависит от их размеров). Повышается риск развития этого осложнения у пациентов, страдающих сахарным диабетом.

При нагноении кровоизлияния производят его вскрытие и назначают антибактериальную терапию. Такой подход позволит предупредить переход гнойного воспаления мягких тканей на головной мозг.

Головные боли, связанные с травмой головы и/или шеи

Леонид был крайне раздражен. Когда Вова позвонил ему и заявил, что у него дело, не терпящее никаких отлагательств, еще и такое, что его опасно обсуждать по телефону, у него не возникло никаких эмоций, кроме возмущения. Вова заявил, чтобы Леонид немедленно мчался домой и ждал его приезда.

Последние пять лет Вова почти не объявлялся, а когда он начал являть Леониду свою персону чаще, чем один раз в полтора года, он постоянно говорил о каком-то  проекте, который, по его словам, “перевернет мир”.

Сидя без работы, Вова постоянно звал Леонида на бессмысленные посиделки, пьянки и другие сомнительные мероприятия, от чего Леонид не более чем раздражался.

Тем не менее, когда раздался звонок и Леонид открыл дверь, его раздражение улетучилось, сменившись тревогой за товарища. В таком состоянии он никогда не видел Вову.

Тот стоял у порога, одетый в заснеженное длинное пальто и шапку-ушанку, пальто было разодрано в нескольких местах, шапка явно недавно валялась в грязи, в его глазах стоял панический страх, он нервно сжимал в руках огромную папку для бумаг.

– Привет, Лёнь, – запыхавшимся голосом поздоровался Вова.

– Привет, что с тобой стряслось, – обеспокоено отозвался Леонид, – ты почему в таком состоянии?

Вова невротично огляделся, сжав папку еще сильнее.

– Пустишь? – спросил он с умоляющим взглядом.

– Да, да, конечно, проходи!

Леонид отошел немного в коридор, давая Вове возможность пройти.

Вова прошел в коридор и начал снимать пальто, не отпуская папку из рук, ему это давалось явно с трудом.

– Знаешь, если ты положишь папку на полку, будет удобнее, – заметил Леонид.

– Нельзя! – воскликнул Вова.

Леонид отшатнулся от неожиданности.

– Ну нельзя, так нельзя, мучайся, – пробормотал он.

Кое-как справившись с пальто и разувшись, Вова быстрым шагом направился в гостиную, Леонид последовал за ним. По пути Леонид успел заметить несколько ссадин на руках и шее Вовы.

Со вздохом плюхнувшись в кресло, Леонид предложил Вове присесть напротив. Вова послушался, из его глаз всё не пропадало выражение панического страха и он постоянно оглядывался.

– Вов, вот честно, ты выглядишь так, будто за тобой гонится сатана, – с раздражением отметил Леонид, – ты начнешь уже говорить, что с тобой стряслось и что у тебя за дело такое важное, что ты меня с работы дёрнул?

Вова быстро закивал.

– Лёнь, то, что я держу в руках – главный проект моей жизни, я потратил на него несколько лет, и если он попадет в нужные руки, он изменит этот мир, – Вова говорил тихо и сбивчиво, то и дело вновь озираясь по сторонам.

– Вов, ты журналист, -отчеканил Леонид, разводя руками, – какой у тебя может быть проект, который изменит мир? Теорию заговора раскрыл, что-ли?

– Почти.

Леонид замахал руками.

– Так, так, давай заговоры на потом. Сначала – что с тобой случилось? Рассказывай по порядку. И хватит трястись, ты в полной безопасности!

– Это все как раз из-за проекта. Последние годы я заинтересовался индивидуальными учеными группами, которые занимаются исследованием различных вещей, связанных с полезными для человечества вещами. Все началось с того, что ко мне пришел один товарищ, школьный друг, он был в шоке, я не мог его успокоить несколько минут.

Леонид хмыкнул.

– Что-то мне это напоминает.

– Слушай! – почти крикнул Вова, – так вот, он рассказал мне, что запустил в своей больнице экспериментальный метод лечения одной болезни, что считается неизлечимой.

– Какой болезни?

Вова поморщился.

– Лёня, ты можешь просто послушать? Я не помню, много лет прошло.

– Хорошо, я тебя не перебиваю, рассказывай.

– Он запустил лечение на свой страх и риск, без одобрений министерствами и прочей бумажной лабуды. На его удивление, один из методов дал потрясающие результаты. Не чудодейственные, но эта болезнь начала поддаваться лечению, симптомы начали проходить, сама болезнь переставала прогрессировать.

Нужны были клинические исследования, но, он был уверен, что совершил прорыв в медицине. Для дальнейшего исследования, для проведения клинических исследований и испытаний, ему уже понадобились все одобрения и разрешения. Он состряпал проект, как мог, и отправил его в министерство.

Он не хотел научных грантов или заработка, я знаю его давно, он всегда жил идеей, – Вова вздохнул, – можно воды?

Леонид молча встал и пошел на кухню, Вова следовал за ним, сжимая папку в руках.

– Ну так вот, результаты рассмотрения его сильно огорчили, министерство разбило проект в пух и прах, несмотря на великолепные результаты, ему было отказано в продолжении исследований.

Леонид налил воду из графина и протянул стакан Вове.

– Но это не всё. Конечно, это расстроило его, однако, не было большой проблемой, министерства постоянно бракуют проекты на корню, – Вова отпил воды из стакана, – дальше к нему аккуратно подошли неизвестные люди и вежливо попросили “закрыть рот”, то есть, никогда больше не иметь отношения к этому проекту. Мой товарищ возмутился и пошел в министерство, на прием к какому-то начальнику.

Вова вновь немного отпил воды и направился обратно в гостиную. Когда оба мужчины сели на диван, разговор продолжился.

– Прием имел негативные последствия. Естественно, моему другу не дали возможности продолжать исследования и мягко намекнули, что он не должен трогать это тему вообще. Тем не менее, он не остановился и попробовал открыть собственный центр по лечению этой болезни.

Спустя пару месяцев, на друга завели уголовное дело, в котором выступало как министерство, так и его коллеги. Все, как один, твердили, что он “убивал” пациентов, пытаясь протащить “бесполезный метод”. Его посадили в тюрьму, по итогам, все материалы по его исследованиям были изъяты и пропали неизвестно куда.

Только вот, никто не знал, что часть результатов его работа осталась у меня, и я очень заинтересовался этим вопросом. Я начал копать, нашел его пациентов, коллег и, вкратце говоря, я выяснил, что его методы действительно работали как надо! И вот ещё что…

“Лекарства” коими лечили эту болезнь ранее, стоили невероятно дорого и были скорее опасны для пациентов, чем полезны!

Леонид сидел, нахмурившись.

– Это печально, но какое это имеет отношение к тому, о чем я спросил?

– Самое прямое, дай закончить! Через два месяца я узнал, что мой друг погиб в тюрьме. Несчастный случай. Какое-то время я был подавлен, но потом я задался новой целью. Я начал искать людей с подобными исследованиями.

Мне долго не везло, но потом я смог разработать алгоритм поиска и оказалось, что таких данных по всему миру вагон и маленькая тележка, только руку протяни. Эта папка, Лёнь, – Вова положил папку на стол, он уже заметно успокоился, – результат моих поисков.

Тут столько данных, столько материалов, что голова идет кругом! Альтернативное топливо, способы добычи, использования всех типов энергии, медицина, лечение громадного количества болезней за сущие копейки, методы улучшения сельского хозяйства, социальные и психологические исследования, дешевое и безопасное производство товаров общего потребления, словом, это данные, которые должны были улучшать мир, – Вова немного помолчал, склонив голову, – если бы они были выгодны.

Леонид осторожно протянул руку и дотронулся до папки. Убедившись, что Вова не реагирует на это агрессивно, он взял ее и открыл. Нахмурившись, он перелистывал страницу за страницей.

– Лёнь, эти данные помогут всем людям жить лучше.

– Я понял, – перебил Леонид, – но ты мне вот что скажи. С чего ты взял, что министерства и другие органы делали неверные выводы? Там далеко не идиоты сидят. Тебе не кажется, что эти данные попросту в действительности являются, – Леонид закрыл папку и положил ее обратно на стол, – бесполезными?

Вова поднял глаза и посмотрел на него взглядом, полным презрения.

– Хочешь знать, почему? А я объясню. Первое.

Все описанные методы являются гораздо более безопасными, полезными и доступными, но они очень дороги во внедрении и наверняка не принесут большой прибыли в будущем, тогда как существующие приносят по несколько миллиардов ежедневно! Это попросту невыгодно для тех, кто уже построил целые империи на своих производствах.

Эти люди могут и готовы платить за то, чтобы их прибыль не уменьшалась и им глубоко наплевать на то, сколько людей при этом умрет, если это не их близкие! В той же фармацевтике выпускаются лекарства за миллионы, которые едва доступны даже зажиточным слоям населения, на их покупку тратятся колоссальные средства и вдруг, предлагается выпускать препарат значительно более действенный и дешевле в тысячи раз!

Леонид вздохнул.

– Опять ты о заговорах…

– Лёня, это вовсе не заговоры! Это реальность! Ты крутишься среди таких, как они, так скажи, глядя мне в глаза, что нефтяной магнат согласится на производство двигателей, которые работают на обыкновенной воде, наплевав на прибыль, только потому, что это дешевле и безопаснее для населения! Сможешь?!

Леонид смотрел на Вову, нахмурившись.

– Они вообще не имеют отношения к производству двигателей, это другая отрасль, Вов.

– О да, – воскликнул Вова, – а теперь также скажи, что он не способен на это никак повлиять.

Леонид поджал губы и опустил взгляд.

– Второе, Лёнь, – продолжал Вова, – так это то, что эти методы работают! Бездоказательной чуши я навидался вдоволь, но я не вносил ее в базу, я оставлял только то, что имело удивительный результат, о котором по всему миру говорят, что это невозможно.

– Как дискредитированы?

– Сидят в тюрьме, в психушке, оклеветаны как шизофреники или выгнаны с позором из учреждений, где работали. Лёня, эта папка, а также жесткий диск, что лежит внутри, единственные оставшиеся на всей планете, остальные данные были уничтожены.

Леонид стукнул кулаком по подлокотнику.

– Вова, что конкретно с тобой случилось?

– Кто-то узнал о моей работе. Не знаю как. Но, вчера ко мне подошли улыбчивые молодые люди в гражданском, показали ксивы какой-то правительственной организации и предложили прекратить мою работу. Похоже, им известно мало, иначе папку уже бы выкрали, или уничтожили. Я лично им не опасен, я лишь журналист, не ученый.

Если они, к примеру, сожгут эту папку, я не смогу восстановить данные. Но сегодня они пришли снова и вежливо попросили отдать папку. Я сумел уйти от них и сразу направился к тебе. Ты крутишься в бизнесе и политике, я не знаю, кому я еще могу доверить эти данные, чтобы они попали в нужные руки.

Если ты откажешься, я пойму, ведь ты рискнешь головой, если попробуешь.

Леонид сосредоточенно изучал стену.

– Если то, что ты говоришь – правда, то мы оба сейчас под угрозой, но меня они так просто не тронут. Я примерно понимаю, кому передать папку, Володь. Но теперь, ты скажи мне, глядя в глаза, что данные являются правдивыми и важными и лишь только отсутствие выгодности дела мешает людям внедрить их.

Вова твердо смотрел Леониду в глаза.

– Я уверен настолько, что ставлю свою жизнь на это.

Леонид вздохнул.

– Хорошо, я займусь этим, оставляй папку.

– Лёнь, теперь самое важное. Пароль от жесткого диска на первой странице, на маленьком листочке. Выучи его и сожги листок. У тебя есть сейф?

Леонид кивнул.

– Спрячь папку в сейф и скажи мне код.

– Это обязательно? – раздраженно проговорил Леонид.

– Да, очень. Потом, Лёнь. Папка содержит также разоблачительные данные на корпорации и миллиардеров, которые наживаются на смерти, я хочу только улучшить жизнь людей, но если ты посчитаешь это нужным, используй и их тоже. И пожалуйста, не тяни с этим. Я еще хочу увидеть, как этот мир меняется.

Леонид улыбнулся.

– Я займусь этим завтра. А сейчас, – Леонид встал, – тебе пора. И мне тоже. Выспись хорошенько, отдохни, развлекись, отведи душу, в общем.

Вова улыбнулся.

– Эта папка была будто камнем на сердце, уж это точно.

Одевшись, и уже уходя из квартиры, Вова остановился.

– Лёнь, ты будь осторожнее. Эта папка действительно опасна, ее ненавидит слишком много людей.

Леонид усмехнулся.

– Поверь, все будет хорошо.

***

Проснувшись на следующий день, Вова обнаружил, что действительно чувствует себя намного лучше. Память его друга не умрет, наконец, мир сможет жить иначе. Он пошел на кухню и включил телевизор. На фоне шли новости, пока Вова делал себе кофе.

Внезапно, Вова замер с пачкой молока в руке. Молоко медленно переливалось из чашки, заливая стол кофейным напитком.

Он медленно повернулся к экрану, глядя на него остекленевшими глазами и с открытым ртом.

“Сегодня, в своей постели, был убит известный политик Леонид Смольный, эксперты пока что затрудняются назвать причины столь жестокого поступка, по этому поводу высказался близкий друг и коллега Леонида, Дмитрий, вам слово.”

У Вовы задергалась челюсть. Молоко уже залило весь пол в кухне.

“Спасибо. Я хочу сказать, что этот поступок является беспрецедентной наглостью и величайшей трагедией. Я даже в страшном сне не могу представить, кто мог желать Леониду смерти.”

– Папка, – прошептал Вова и бегом бросился в коридор. Поскользнувшись на молоке, он упал, ударившись плечом об стол, обматерил мебель и, вскочив, продолжил путь.

Он быстро накинул пальто, запрыгнул в ботинки и выбежал из дома.

Продолжение следует? Что скажете?

Ссылка на группу вк:

Группы препаратов эффективные при эпизодических приступах боли

Лекарства для лечения патологии-нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП). Они обладают обезболивающим действием, снимают воспаление, устраняют отёчность.

Часто назначают:

  • Ибупрофен-400 мг в сутки;
  • Кетопрофен-100 мг/с;
  • Напроксен-500 мг/с;
  • Мелоксикам-7,5-15 мг/с ;
  • Целекоксиб-200 мг/с.

Большинство НПВП имеют негативный побочный эффект: при длительном применении они отрицательно влияют на органы желудочно-кишечного тракта, вплоть до развития лекарственного гастрита.

Лекарства Мелоксикам и Целекоксиб-препараты нового поколения, не оказывающие негативного воздействия на ЖКТ. К минусам использования этих препаратов относятся относительно высокую цену.

Анальгетики часто применяются в домашних условиях для снятия приступа. Они не лечат заболевание, а только снимают болевые ощущения. Препараты этой группы подходят для купирования эпизодических приступов, но систематическое их применение приводит к возникновению абузусной боли.

При приступе боли можно принять Парацетамол-100 мг, Цитрамон, Анальгин-500мг или Миг 200-400 мг.

Если при обследовании было обнаружено появление цефалгии после нагрузки в результате повышения кровяного давления, врач выпишет препараты, назначаемые на ранней стадии развития гипертонии. К ним относятся: сосудорасширяющие средства, ингибиторы АПФ, диуретики, блокаторы кальциевых каналов.

Самостоятельное назначение себе антигипертензивных препаратов недопустимо. Самолечение приводит к тяжёлым последствиям.

При мышечном напряжении, в составе комплексного лечения, применяют препараты группы миорелаксантов. Они расслабляют спазмированные мышцы головы и шеи, снимая боль спастической природы, помогают восстановлению кровотока.

Часто назначают:

  • Мидокалм-150-450 мг в сутки;
  • Сирдалуд (Тизанидин)-4 мг/c;
  • Баклофен-15 мг/с.

В составе комплексного лечения часто назначают ноотропные препараты: Фенибут, Ноотропил, Глицин. Ноотропы оказывают активизирующее влияние на функции мозга, повышают его устойчивость к повреждающим факторам. Препараты улучшают мозговое кровообращение, устраняют последствия черепно-мозговых травм.

Седативные средства в комплексе с основными препаратами приводят к расслаблению мышц и снижению тонуса сосудов. Приём транквилизаторов помогает снятию болевых ощущений, но этот тип лекарств быстро вызывает лекарственную зависимость с синдромом отмены.

Седативные средства, к которым не возникает привыкания: Афобазол, Атаракс; спиртовые настойки валерианы, пустырника, Марьина корня.

При сильных приступах применяют сочетание лекарств: Сирдалуд 2 мг Аспирин 500 мг или Анальгин 250 мг седативное средство.

Хорошо зарекомендовало себя применение витаминных комплексов группы В. Витамины В1, В6, В12 благоприятно действуют на центральную нервную систему, восстанавливают структуру нервных тканей. Часто назначают витаминные комплексы: Нейромультивит, Мильгамма, Нейровитан.

Если приступы боли повторяются чаще 10 раз в месяц, прописывают курсовое лечение Ибупрофеном дозой 400 мг в сутки в течение 2-3 недель и лечение миорелаксантами в течение 2-4 недель.

Диагностика и лечение

Диагностика пациентов с подозрением на ушиб головы проводится комплексно:

  • Рентгенография (для исключения переломов и выявления локальных очагов в головном мозге);
  • Спинно-мозговая пункция (определяется повышенное количество эритроцитов);
  • Компьютерная томография (с ее помощью можно выявить не только место ушиба, но и зону терапевтического резерва – отек и ишемия).

Определить степень нарушения сознания помогает шкала Глазго. В зависимости от суммы баллов планируются терапевтические мероприятия и дальнейший прогноз.

Принципы лечения при ушибе головного мозга определяются характером и стадией патологических изменений. В зависимости от этого выделяют первичные и вторичные повреждения нервной ткани.

Первичные

– это те, которые непосредственно обусловлены воздействием травмирующего фактора. Эти повреждения представлены разнообразными состояниями:

  • Нарушение строения нервных клеток и глии (окружение нервной ткани);
  • Разрывы связей между нервными клетками;
  • Сосудистый тромбоз;
  • Разрыв стенки сосуда;
  • Повышение проницаемости клеточных мембран и энергетический голод (снижается количество молекул АТФ), сопровождающиеся гибелью клеток.

Вокруг непосредственного патологического очага имеется зона повышенной чувствительности. Это живые нервные клетки, но легко ранимые при воздействии любого патологического фактора (нехватка глюкозы или кислорода).

Именно эта зона и представляет собой терапевтический резерв, т.е. при правильном лечении данные клетки заместят собой погибшие, и не произойдет утраты той функции, за которую отвечал ушибленный очаг.

Вторичные

повреждения развиваются вследствие воспалительного процесса, всегда присутствующего при травме. В зависимости от интенсивности воспаления клетки нервной ткани могут как восстанавливаться, так и повреждаться. Лечение должно быть направлено на создание условий для восстановления.

Лечение ушиба головы может быть консервативным и хирургическим.

Последний вид помощи требуется в 10-15% случаев пациентам, которым выставлен диагноз ушиба головного мозга.

Показаниями для хирургического лечения являются:

  • Гематома, внутренний диаметр которой превышает 4 см;
  • Значительное смещение (более 5 мм) структур мозга, за исключением полушарий;
  • Выраженная внутричерепная гипертензия, которая не может быть устранена фармакологическими методами.

Консервативное лечение включает в себя:

  • Мочегонные препараты для уменьшения выраженности отека мозга;
  • Кислородная терапия (при необходимости проводится интубация трахеи);
  • Инфузионная терапия и поддержание артериального давления на адекватном уровне;
  • Противосудорожные средства;
  • Антигипоксанты, уменьшающие выраженность ишемических изменений, повышающие устойчивость нервной ткани к кислородному голоданию и способствующие ее восстановлению.

Последствия ударов головой, которые вызывают боль

Распространенным последствием травмы головы является , проявляющееся головы и временной дисфункцией мозга. В большинстве случаев, после сотрясения головного мозга организм быстро восстанавливается, но часто первичные признаки сотрясения маскируют сопутствующие последствия травмы.

Травмы головы могут вызывать сосудистые мальформации сосудов головного мозга. – это ненормальное соединение артерий или вен и их переплетения. Эти образования вызывают не только боль, но и могут быть причинами , параличей конечностей и . В этом случае болевые ощущения возникают в области формирования мальформаций. Эта проблема успешно лечится хирургическим путем.

Внутренняя гематома

может возникнуть после сильного удара головой. возникает в области разрыва кровеносного сосуда в самой мозговой ткани или между мозгом и черепной коробкой. Даже небольшая гематома может сдавливать мозг, тем самым мешая его деятельности. При внутренней гематоме головы, внешних признаков в виде синяков или ссадин может вообще не быть. Лечение гематомы проводится с помощью лазера или оперативного вмешательства.

Аневризма сосудов головного мозга (

аномальная выпуклость участков сосудов мозга, наполненных кровью) возникает при сильном ударе головой. Выпуклые участки давят на мозг, нервные центры, вызывают дисфункцию мозга, но наибольшую опасность представляет разрыв аневризмы, который часто является причиной смерти.

Черепно-мозговая травма может провоцировать воспаление и скопление ликвора

– жидкости, которая заполняет пространство между мозгом и черепом. Такое заболевание называется гидроцефалией. Очень редко удар головы может вызыватьпневмоцифалию– скопление воздуха внутри черепной коробки. Оба заболевания лечатся путем хирургического вмешательства.

Разрыв барабанной перепонки

вследствие удара головы сопровождается болью и даже может вызвать кровотечение из уха. Основная опасность при такой травме – попадание инфекции во внутреннее ухо. Потеря слуха может быть временная, а барабанная перепонка имеет свойство регенерации и обычно полностью восстанавливается без вмешательства врачей за 2-3 недели.

Последствием удара головы может быть отек головного мозга

– увеличение мозга в объёме из-за накопления лишней жидкости в мозговых клетках. Отек мозга развивается очень быстрыми темпами и требует неотложной помощи. Лечение опирается на восстановлении нормального кровообращения, при этом кровь искусственно обогащают кислородом.

Причиной головной боли может быть смещение шейных позвонков

, которое может быть вызвано падением или ударом в затылочную часть головы. При этом причиной головной боли является нарушенное кровообращение. Устранить эту проблему поможет мануальный терапевт и лечебная гимнастика.

Практика показывает, что после удара головой болевые ощущения могут периодически возвращаться в течение целых десятилетий. Чтобы боль не перешла в привычку, а также, чтобы не допустить развития какой-либо аномалии мозга, не стоить временить с походом к лечащему врачу. Специалисты могут выявить причину головной боли и, в зависимости от характера повреждения, назначить лечение.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector