Преображение России: события развиваются |

В екатеринбурге из организации выходят не центры целиком, а конкретные люди, для которых ценно православие. ситуацию, связанную с отношениями реабилитационных центров и рпц, прокомментировал архиепископ петропавловкий и камчатский игнатий

Из общероссийской благотворительной организации «Преображение России» продолжают выходить люди. 29 августа Екатеринбургская епархия распространила пресс-релиз, в котором сообщается, что в Екатеринбурге из организации выходят не центры целиком, а конкретны люди, для которых ценно Православие.

Ситуацию, связанную с отношениями реабилитационных центров «Преображение России» и Русской Православной Церкви, сайту Милосердие.РУ прокомментировал архиепископ Петропавловкий и Камчатский Игнатий.

-Владыка Игнатий, в заявлении камчатских руководителей Кирилла Воронцова и Артема Холли ситуация описывается одним образом. В комментариях на сайте самого «Преображения России» пишут, что все совсем не так: нет никакого разрыва с Православной Церковью, только сегодня в центр приходил священник.

По мнению руководства организации на Камчатке только одна проблема: руководство филиалов употребляет наркотики и ведет аморальный образ жизни, а пример Новосибирска их вдохновил и Православие стало «прикрытием», чтобы не говорить об истинных причинах ухода.

Как Вы можете прокомментировать и ту, и другую позиции? — Я знаком с обращением руководителей бывших камчатских центров организации «Преображение России». Мы со священнослужителями епархии встречаемся с ними и рядовыми членами несколько раз в неделю, так что все события происходят на наших глазах. Могу сказать: изложенное в заявлении, соответствует действительности.

Об употреблении психоактивных веществ там упомянуто, а вот обвинение в аморальности — непроверенный слух, если не нечто большее. Отношения с Петропавловской епархией Русской Православной Церкви у руководства «Преображения России» развивались именно в таком направлении: чем более духовно укреплялись, воцерковлялись «реабилитанты» (как здесь называют рядовых членов), тем активнее становилось противодействие руководства.

И разнообразнее. Его позицию комментировать пока не берусь, ибо не вижу в ней здравого смысла. Но совершенно ясно одно: благие намерения, изложенные в уставе организации, расходятся с реальными делами ее руководства. Священники епархии, действительно, посещают нынешних реабилитантов филиала «Преображения», как посещают больницы, тюрьмы, СИЗО, но о каком-либо сотрудничестве сейчас говорить не приходится.

— Как вообще можно прокомментировать происходящий раскол в «Преображении России»? Какими Вы видите пути выхода из организации тех, кто не согласен с сектантской политикой ее руководства? Какую позицию стоит занять Церкви? — Это естественное следствие тех проблем, которые возникли внутри организации «Преображение России».

Во время встречи с ее руководителями в Москве я указал на них: полное отсутствие какой-либо системы реабилитации, некомпетентность, пренебрежение регионального руководства к людям, непоследовательность в отношениях с православной Церковью, навязывание зачастую сектантского мировоззрения, отсутствие связи с рядовыми членами и другое.

Кроме того, я предложил конкретные решения. Меня выслушали внимательно и доброжелательно, а затем последовали известные вам события.Какую позицию должна занять Церковь? Многое будет зависеть от позиции руководства «Преображение России», а она, думаю, прояснится в ближайшее время.

— Почему Вы до последнего настаивали на том, чтобы не прерывались отношения камчатских филиалов с руководством «Преображения России»? — Потому, что прочитал устав организации, где прописаны весьма важные цели, выслушал ее представителей на Камчатке.

Потому, что знаком с некоторыми руководителями, людьми глубоко верующими и желающими содействовать преображению России. Потому что видел, какую большую пользу приносит людям, мучимым страшными недугами наркомании и алкоголизма, совместная слаженная деятельность РПЦ и «Преображения России». Они действительно, меняются на глазах.

То, что произошло в организации — промыслительно. Господь, думаю, послал это испытание с тем, чтобы облеченные ответственностью перед Ним люди, поняли свои ошибки и сумели их устранить. Отрицать очевидное и выдавать желаемое за действительное — путь в никуда, а для человека верующего — в погибель.

Подготовила Ирина РЕДЬКО

О ситуации с «Преображением России» в Екатеринбургской епархии(информационная записка)

Сотрудничество Екатеринбургской епархии Русской православной церкви с Общероссийской благотворительной общественной организации «Преображение России» в лице её регионального руководителя Игоря Родькина началось в апреле 2020 года. В частности, руководитель Миссионерского и молодёжного отделов епархии иерей Александр Сандырев, руководитель Катехизаторского отдела епархии иерей Димитрий Ощепков и ряд других священников и даже мирян осуществляли регулярное окормление «Преображенских» реабилитационных центров, посещая их с катехизаторскими беседам.

Сотрудничество шло весьма продуктивно, более того, наблюдалось искреннее желание реабилитантов узнавать о Православии и действительно постепенно менять свою жизнь. Сам Игорь Родькин неоднократно говорил, что не желает для своего региона никакой другой религиозной основы, кроме Православия.

Эти слова подтверждались реальным делом. В частности, когда выяснилось, что один из находящихся в Екатеринбурге центров по незнанию посещает общину харизматов, что, безусловно, несовместимо с православным вероучением, региональное руководство сразу же приняло решительные меры по устранению этого недоразумения.

Организованные походы к харизматам были немедленно прекращены, а Игорь по собственной инициативе организовал беседу для руководства всех центров «Преображения» с целью разъяснить им вероучительные различия между Православием и харизматизмом. Словом, Игорь Родькин всегда себя проявлял как честный и принципиальный человек.

В том реабилитационном центре, где мне самой довелось проводить огласительные беседы, также было видно, что руководители организации абсолютно искренне принимают наше вероучение, и готовы ему следовать. В центрах начала уменьшаться текучка людей, появились люди, желающие принять крещение или венчаться в Православной церкви.

Сотрудничество прекратилось неожиданно с августа 2020 года без объяснения причин. Региональное руководство «Преображения» просто перестало приглашать о. Александра Сандырева для проведения встреч. Другие ребцентры, в которых неожиданно сменились руководители, также достаточно неприветливо отнеслись к священникам, изъявившим желание посетить их с очередной беседой.

Как рассказали бывшие «преображенцы», на общем собрании в конце июля организация сменила курс, и её глава, Андрей Чарушников высказал установку больше не ориентироваться на Православие. Точнее, вначале на сотрудничество с РПЦ был наложен прямой запрет, касающийся и Екатеринбурга, но затем, увидев недовольство руководителей, Чарушников решил позволить священникам в некоторых регионах посещать центры, однако ни о каком приоритете Православия больше не могло быть речи.

Более того, организация, по сути, создаёт свою, альтернативную религию. В Кемерово строится некая «миссионерская церковь», проводятся альтернативные «крещения» самими членами организации. При этом провозглашается запрет на углубление в любые религии, полагаю, потому, что искренняя религиозность человека автоматически идёт вразрез с попыткой насадить в его сознании культ самой организации.

Таким образом, по словам людей, покинувших организацию, «Преображение» уверенно приобретает черты секты, притом достаточно тоталитарной. Руководителей и реабилитантов, проявивших какой-либо положительный потенциал, ориентируют на полную преданность организации, которой они должны отдавать все силы.

Понятно, что смысл настоящей реабилитации заключается в том, что человек должен научиться жить нормальной жизнью вне реабилитационного центра, должен социализоваться в обществе. Для «преображенцев» же, оправившихся от наркотиков, существует только один путь – строить пирамиду дальше, открывать новые филиалы, беззаветно служа организации.

К обычной жизни в обществе этих людей никто не готовит, а следовательно, о реабилитации в полном смысле слова здесь говорить нельзя. Отмечу, что подобная замкнутость идёт вразрез со стратегией ФСКН, направленной на предельную открытость ребцентров для общества и повышение качества реабилитации.

При этом, как пояснили бывшие «преображенцы», центральное руководство ПР всё больше выкачивает деньги из отдельных центров, не скрывая, что использует реабилитантов, как бесплатную рабочую силу, и призывает делать ставку не на наркоманов, а на бомжей, поскольку тем всё равно некуда идти и некому пожаловаться.

Разумеется, такая позиция руководства не могла не вызвать недовольство рядовых руководителей, многие из которых – искренние люди, желающие на самом деле помочь другим избавиться от зависимости. В результате тех, кто хоть как-то проявлял свободомыслие, сразу же заменяли на других, не глядя, сколько эти люди сделали для развития организации.

Про тех, кто всё-таки уходит, лгут, что они ушли колоться. Заявляется, что эти люди – «раскольники и смутьяны», и общаться с ними нельзя. Кстати, именно такая терминология появилась на официальном сайте ПР в отношении центров, вышедших из состава организации в Новосибирске.

Руководитель одного из центров в нашем городе уехал в ночь с женой и маленьким ребёнком, боясь физической расправы. Бывшие члены организации полагают, что эти страхи были вполне обоснованными. По крайней мере, угрозы в его адрес действительно поступали.

В связи с этим у меня выразила, мягко говоря, недоумение попытка руководства «Преображения России» представить происходящее в Новосибирске исключительно как локальный имущественный спор. В Екатеринбурге в связи с тем, что региональное руководство не осмеливается покинуть организацию, из «ПР» выходят не центры, а отдельные люди, таким образом, никакой материальной подоплёки здесь быть не может.

Люди эти, в свою очередь, объясняют свой выход из организации тем, что Церковь им дороже, и они хотят стать настоящими христианами и свободными личностями. Однако и на них оказывается такое давление, что многие люди боятся выходить из «Преображения» и открыто выражать свои взгляды даже после выхода оттуда.

Конечно, желающие могут возразить, что «ПР» – светская организация, и не обязана сотрудничать именно с РПЦ. Однако проблема в том, что внутри организации существуют религиозные практики, участвовать в которых приходится так или иначе всем её членам, чего организация и не скрывает.

И уж совсем грубой ошибкой (либо сознательной ложью) было бы считать эти практики православными. Православие по сути своей несовместимо с тем культом организации, который создаёт руководство «Преображения» и теми криминальными методами, с помощью которых оно пытается повлиять на выходящих из него местных руководителей.

Потому могу предположить, что религиозная начинка, которая теперь будет практиковаться в центрах, скорее всего, будет собираться Чарушниковым и его помощниками из различных сектантских учений и перекраиваться так, как это будет удобно руководству «Преображения России».

Ксения Кириллова,пресс-секретарь Миссионерскогои Молодёжного отделов Екатеринбургской епархии

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock detector